«

»

Распечатать Запись

26.07.2017. Нужны ли Башкирии австрийские технологии?

Автор: Алексей Валерьянов (Valeryanov).

О компании «Ласселсбергер» до недавнего времени жители республики узнавали, проезжая по шоссе «Уфа — Аэропорт» и наблюдая большие неоновые буквы с названием холдинга на русском и английском языках. Известна также и керамическая плитка с одноименным названием. Более года назад руководство концерна заявило о значительных инвестиционных планах в Башкортостане. Мы расскажем, как реализуются эти планы и как развивается бизнес холдинга «Ласселсбергер» в России и Западной Европе.

Два месяца назад, ожидая в уфимском аэропорту самолета в Москву, куда приходится регулярно летать по своему небольшому бизнесу, встретил одноклассника. Азамата я не видел практически с окончания школы. Оказалось, что в настоящее время он работает над рядом совместных проектов с австрийским холдингом «Ласселсбергер».

Об этой компании я имел смутное представление. Хотя именно один из ее заводов первым встречает гостей башкирской столицы при подъезде к Уфе, демонстрируя современные производственные здания и название крупными буквами на русском и английском языках. При этом особой активности я никогда там не замечал. Сложилось даже впечатление, что завод не работает.

А тут ещё публикации в интернете, что компания хочет построить завод по выпуску белого цемента и сухих строительных смесей в Зауралье. Причем, сопровождались эти публикации зашкаливающей эмоциональной «шумихой» и не содержали каких-либо подробностей о самом проекте.

Азамат, услышав фразу о неработающем заводе, только улыбнулся и сразу на одном дыхании вывалил массу фактов и цифр. Выяснилось, что мощность уфимского завода составляет порядка шести миллионов квадратных метров керамической плитки в год. Холдинг занимает свыше 20 процентов соответствующего рынка в России. Оборудование предприятия является одним из самых современных и экологичных. А в целом, «Ласселсбергер» — это международный концерн с более чем столетней историей, объединяющий около 70 заводов более чем в 20 странах, в первую очередь, в Восточной и Западной Европе, России, Юго-Восточной Азии. Специализируются они на выпуске керамической плитки, сухих строительных смесей, каолина и других минеральных материалов. Продукция известна под брендами «Rako» и «Cemix». При этом деятельность многочисленных производств соответствует самым высоким европейским корпоративным и природоохранным стандартам.

В ходе дальнейшей беседы Азамат сказал, что в ближайших планах у него поездка на предприятия холдинга в Чехию и Австрию. Нужно обсудить с партнёрами некоторые вопросы, возникшие при реализации совместных проектов. У меня тоже ожидалась встреча с представителями чешских компаний. Руководствуясь принципом «Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать», мы договорились поехать вместе. Через несколько дней, вернувшись из Москвы, я стал готовиться к визиту.

День первый: Вена — музей под открытым небом и промышленный центр

Вылетев из Уфы, традиционно проводившей затяжным дождем, в первой декаде июля мы прибыли в Вену. Столица Австрии, словно перенимая эстафету у Уфы, встретила нас хмурыми облаками, дождем и, в то же время, 30-градусной жарой. Таксист Йозеф Хубер, услуги которого были оформлены еще в Москве через специализированный мобильный сервис, сносно владел русским языком и, по совместительству, еще оказался гидом.

По дороге из аэропорта «Швехат» в Вену он устроил импровизированную обзорную экскурсию. Оказалось, что территория вдоль 16-ти километровой трассы местами представляет собой промышленную зону. На расстоянии нескольких километров от воздушной гавани виднеются ректификационные колоны нефтеперерабатывающего завода.

Практически перед Веной показались трубы мусоросжигающего завода (в республике, кстати, такой завод до сих пор не построили, хотя рассматривались разные проекты — японские, австрийские, немецкие, не реализованные из-за дороговизны и негативной реакции населения. Обнадеживает, что власть осознает такую необходимость и изучает возможности реализации такого проекта). То и дело за стеклами машины мелькали и другие промышленные здания, а также значительное количество строительных площадок. Вспомнилась наша аэропортовская трасса, рядом с которой расположены компании «Электрозавод» и «Ласселсбергер керамикс». Но насыщенность промышленными объектами при этом гораздо ниже. На вопрос относительно экологических аспектов, связанных с плотностью размещения производств, вблизи населенных пунктов, а зачастую и в их пределах, Йозеф пояснил, что такая ситуация характерна для Австрии и в целом для Западной Европы. Но это не проблема, при выполнении жестких экологических требований, которые неукоснительно соблюдает австрийский бизнес. Да и надзорные и контролирующие органы не дремлют.

Разместились мы в небольшом отеле возле Венской государственной оперы.

Конечно, впечатлил центр города своей архитектурой, скульптурной отделкой зданий, венскими современными и, в то же время, органически вписывающимися в исторический интерьер города трамваями. Проезжая часть улиц — неширокая. Поэтому пешеходы и велосипедисты чувствуют себя достаточно вольготно. Последних особенно много, но перемещаются они по выделенным дорожкам.

При кажущейся тесноте места хватает всем: горожанам и многочисленным туристам, беженцам, автомобилям, трамваям, автобусам и даже конным экипажам. Каким-то образом городским властям удалось, сохраняя историческую застройку с ее узкими улочками, сделать центр города современным, комфортным для проживания и привлекательным для туризма.

В Вене, как и в Берлине, находится памятник воинам Советской Армии, погибшим при освобождении Австрии от фашизма, открытый 19 августа 1945 года. Находится он на площади Шварценбергплац. Австрийцы, в отличие от наших недавних соседей по Союзу и организации Варшавского договора, не чураются своей исторической памяти. Мемориал находится в превосходном состоянии и является популярной достопримечательностью.

День второй: Чехия — минеральное «сердце» холдинга

В шесть часов утра мы выехали из Вены. Впереди нас ждал четырехчасовой переезд в чешский город Пльзень, где располагались офис и шоу-рум завода «Ласселсбергер керамикс», выпускающей керамическую плитку под коммерческой маркой «Rako». Этот торговый знак был придуман почти 120 лет назад. С одной стороны он представляет сокращение названия населенного пункта Раковник, где издавна располагались керамические заводы, с другой «рако» — это название керамического блюдца, изображенного в руках императора Ашшурнасирпала II на ассирийском барельефе, хранящемся в Британском музее. Вот так причудливо переплетаются традиции и современность в керамическом производстве.

Здесь состоялась рабочая встреча с Романом, директором завода.

Технические подробности мне были неинтересны, поэтому я больше глазел по сторонам. Выбор плитки, текстура, рисунки, формат представления произвели определенное впечатление. Особенно заинтересовала технология цифровой печати, которая, кстати, внедрена и на уфимском заводе.

Вначале на специальном мольберте из выбранных материалов под размер плитки выкладывается текстурный рельеф, например, из речной гальки. Затем он оцифровывается сканером в виде трехмерного изображения и переносится на плитку. Таким образом, можно получить разнообразные дизайны: вязанные, древесные, каменные.

Дальше наш путь лежал в городок Хлумчаны, рядом с которым размещался непосредственно завод, один из старейших в холдинге.

Его история насчитывает более 140 лет. Около 20 лет назад он был приобретен холдингом и теперь находится в состоянии перманентной модернизации. Предприятие характеризуется высокой степенью автоматизации.

Промышленные роботы задействованы во многих производственных процессах — транспортировке, упаковке и т.д. (аналогичный завод в Уфе более современный и во многом превосходит своего чешского собрата). Несмотря на нарастающую автоматизацию, здесь трудоустроено около 500 человек. Большое внимание уделяется логистике. Завод обслуживает практически всю Западную Европу. Площадь недавно отстроенных здесь складских помещений превышает 30 тысяч квадратных метров.

Интересны экологические аспекты организации производства. Для выпуска плитки требуется большое количество воды. С ее помощью затворяется смесь, состоящая из каолина и других минеральных добавок, из которой затем формируется плитка. После ее запекания в специальных печах порядка 80 процентов воды испаряется. Из-за высокой потребности в воде промышленные стоки отсутствуют. Даже дождевая вода собирается в резервуарах-отстойниках и, при необходимости, используется в процессе производства. Выбросов практически тоже нет. Производственные помещения оборудованы фильтрами. Отфильтрованная пылевая мелкая фракция повторно используется в производственном цикле. Ближайшие жилые дома находятся менее чем в километре от завода. И похоже, что местные жители не испытывают от этого не малейшего волнения.

Следующий пункт нашего путешествия — карьер в городе Казнеёв (Чехия) и являющийся поставщиком сырья не только для заводов холдинга, но и для многих строительных компаний.

Здесь добывается и обогащается каолин — основной компонент керамической плитки, вырабатываются полевой шпат, гравий, песок. История разработки карьера насчитывает многие десятилетия. Рядом с ним, в 400-500 метрах, располагается жилая застройка. И это не удивительно — в Евросоюзе действует единое и достаточно требовательное экологическое законодательство.

Ближе к вечеру мы вернулись в Пльзень.

Это четвертый по величине город в Чехии со 170-ти тысячным населением. Основан более чем 700 лет назад. Основные достопримечательности, как и в любом средневековом городе, расположены в центре. Это — собор в готическом стиле и дома зажиточных горожан.

Здесь находится крупнейшая в Восточной Европе синагога. К сожалению, число ее прихожан изрядно уменьшилось после Второй мировой войны.

Местная легенда гласит, что практически в каждом из домов, расположенных в центре, варили свой сорт пива. Однако в 1842 году местными жителями был приглашен баварский пивовар, который выработал рецептуру светлого пива низового брожения «Пилснер Урквелл». С тех пор Пльзень — это место, где можно отведать самое вкусное и популярное светлое пиво в мире. Под пивоварней, где производят это замечательное пиво, для выдерживания пенного напитка, на глубине 20 метров, были вырыты подземные галереи длиной свыше девяти километров.

Еще Пльзень известен тем, что в одном из его домов в декабре 1799 года квартировал генералиссимус Александр Васильевич Суворов, как написано на мемориальной доске «на своем пути через Чехию на родину после победоносного итальянского похода».

День третий: Чехия и Австрия — промышленно-пасторальный пейзаж

Утром третьего дня я уладил все свои вопросы с бизнес-партнерами в Праге и направился в городок Халамки (Чехия), где мы договорились встретиться с Азаматом.

В Халамках располагается еще один завод холдинга. Он выпускает порядка 40 наименований сухих строительных смесей под маркой «Цемикс» — шпаклевки, штукатурки, затирки. Заводу порядка 20 лет. Оснащен он добротным итальянским и немецким оборудованием. Карьер, из которого добывается необходимо сырье, находится менее чем в двух километрах. Из него по элеватору минеральное сырье доставляется в производственные цеха.

Основной элемент для производства смесей — серый цемент. В процессе производства основной акцент — на соблюдении весьма жестких экологических требований. Производственные помещения оборудованы пылеуловителями и специальными датчиками, контролирующими содержание пыли в воздухе. Промышленные стоки отсутствуют. Дождевые и талые воды с территории завода собираются в накопительный резервуар и при, необходимости, направляются в муниципальную канализацию. Реально поразило отсутствие пыли, учитывая возраст завода.

Зелень вокруг него свежая, без характерного для крупных производств и объектов запыления. Рядом, буквально на расстоянии 300 метров, стоят жилые дома и фермы, на одной из которых даже разводят оленей.

Следующая точка нашего маршрута — австрийский город Пёхларн, расположенный в живописной долине на берегу Дуная в обрамлении невысоких гор. Географически — это местность Вахау в Нижней Австрии, всемирно известный винодельческий регион, специализирующийся на выращивании знаменитых сортов винограда, из которых производятся вина Рислинг и Грюнер Вельтринер. Здесь же располагается штаб-квартира холдинга «Ласселсбергер» и очередной завод по выпуску сухих строительных смесей. Вначале о заводе.

Он крупнее и современнее, чем в Халамках. Производит также большой ассортимент смесей на основе цемента и находится непосредственно в Пёхларне, в окружении сельхозугодий, ферм и жилых домов. На мой недоуменный вопрос о разумности сочетании пасторальных сельских пейзажей, террасного виноградарства и, вроде как, пыльного производства, господин Йозеф Ласселсбергер, руководитель и собственник холдинга, любезно пояснил, что предприятие построено в соответствии с европейскими экологическими стандартами. Поэтому никакой пыли, иных вредных выбросов и стоков здесь нет. Собственно о чем свидетельствует внешний вид полей и окружающей растительности.

Далее уже в штаб-квартире холдинга состоялось обсуждение вопросов, связанных с реализацией проекта аналогичного завода в Абзелиловском районе Башкирии.

Замечу, что информация о старте проекта сопровождалась крайне негативной активностью противников проекта и соответствующими публикациями и комментариями на отдельных интернет-ресурсах в алармистской тональности. Собственно говоря, подобного рода суждения без вникания в подробности проекта представляются преждевременными. А частотность и интенсивность таких выступлений и публикаций, попытки придания им признаков массовости, явно свидетельствуют о наличии ангажированных сил, незаинтересованных в реализации подобных проектов на территории республики. Причины могут быть, наверное, разные — происки конкурентов, политические игры, банальный шантаж и желание обогатиться. Но нельзя скидывать со счетов и обеспокоенность населения. Людям нужно разъяснять, для чего нужен этот проект, действительно ли он вреден, как стараются это преподнести, или он будет опираться на технологии и опыт, апробированные в Евросоюзе с его жесткими экологическими нормами.

Итак, у нас в Республике Башкортостан, а точнее, в Абзелиловском районе, планируется строительство завода по выпуску сухих строительных смесей на основе белого цемента. Да, традиционное производство серого цемента не лишено экологических недостатков. И цементное производство мы воспринимаем, как нечто мрачное, пыльное. А это потому, что у нас, в основном, и заводы-то старые. Сейчас применяются совершенно иные технологические решения на современной производственной базе как для серого, так и для белого цемента. Основа для строительных смесей будет производиться сухим способом. Основное сырье — это известняк, каолин, кварцевый песок, иначе говоря, общераспространенные полезные ископаемые.

В ответ на реплику Азамата о возможной вредности такого производства, Йозеф Ласселсбергер отметил, что смеси производятся на основе инертного минерального сырья практически без применения химических добавок. Инертное — значит, не реагирует при взаимодействии с водой и воздухом. И в самом деле, отправляя ребенка играть в песочницу, даже самый заботливый родитель не волнуется, что его чадо надышится вредными песчаными испарениями или отравится при контакте с песком. А к этой же категории относятся известняк и каолин. К тому же, предлагаемая технология исключает промышленные стоки и вредные атмосферные выбросы. Опыт реализации проектов в Чехии и Австрии, изученный в ходе этой поездки, свидетельствует об их успешности и экологичности.

День четвертый: Здравствуй, Уфа!

Ну, вот и закончился трехдневный марафон по предприятиям холдинга «Ласселсбергер». Мы покинули Пёхларн и через Москву добрались до Уфы. В этот раз столица встретила нас солнечно, всем своим лучезарным настроем говоря: «Все будет хорошо». И, отвечая на вопрос: как относиться к реализации совместных с австрийским бизнесом проектов, вроде инициированных компанией «Ласселсбергер», я для себя решил — положительно. Нужно перенимать опыт европейского бизнеса, его высокие корпоративные и экологические стандарты. Такие возможности представляются редко.

По поводу экологии. Показателен пример той же Австрии с высокой плотностью ее промышленной инфраструктуры и драконовскими природоохранными нормами. Наше экологическое законодательство порой даже более жесткое. Обеспечить его соблюдение в процессе проектирования, строительства и функционирования производства — это задача государства. Предполагать же сейчас, что австрийский инвестор, вкладывая в развитие республики немалые средства, планирует не соблюдать природоохранные нормы и наживать себе проблемы, как минимум, необоснованно.

По информации «Электрогазета РФ»

Постоянная ссылка на это сообщение: http://prt.pravitelstvorb.ru/?p=10290