«

»

Распечатать Запись

03.04.2018. Коллективизация номер два: эксперты аграрной отрасли обсудили на «круглом столе» перспективы объединений сельских жителей

Объединяться им предлагают не так, как это было в России в начале прошлого века. Тогда, понятное дело, время было иное, землю обрабатывали лошадьми, да и не у всех они были. В общем, даже понятия не было такого — переработка. Всех объединяли для производства. Нынешняя программа коллективизации подразумевает объединение мелких собственников скота, огородов и садов для получения ими большей выгоды от выращенного за счет собственной переработки и реализации. Впрочем, и крупные предприятия тоже могут и уже вступают в кооперативы.

 

Производственные кооперативы у нас есть давно, а вот потребительские пытаются организовать сравнительно недавно, если не брать во внимание классическую советскую потребкооперацию. Новый виток коллективизации проходит с трудностями. Почему? Это мы попросили пояснить наших экспертов, не на словах знакомых с ситуацией.

Для разговора на «круглом столе» в нашей редакции собрались директор Центра сельхозконсультирования РБ Ирик Сакаев, коннозаводчик Хасан Идиятуллин, руководитель потребкооператива «Агробазис» Расим Саитбатталов и директор по развитию предприятия «Крона» Радмир Салихов. Каждый из них глубоко занимается обсуждаемой темой, имеет как положительный опыт, так и не очень. Но пока о предыстории нашего разговора.

«По численности мы самые большие в стране среди республик, а в общем рейтинге субъектов Российской Федерации по численности — седьмые, — отмечал на недавнем форуме «Агрокомплекс» в Уфе глава Башкортостана Рустэм Хамитов. — Конечно, мы крупный сельскохозяйственный регион. По многим показателям одни из лидеров отрасли в стране, а по объему сельскохозяйственного производства — седьмые-восьмые в Российской Федерации».

Вот эти самые размеры и вынуждают власти (а следует признаться, что сельскохозяйственная потребительская кооперация пока развивается в основном только благодаря поддержке из бюджета) искать новые или хорошо забытые старые пути развития аграрной отрасли.

— Важную роль в развитии АПК призвана сыграть кооперация, — отмечает Рустэм Хамитов. — Это мировая практика. Кооперирование набирает рост и идет с хорошим подъемом по всему миру, во всех странах. И мы в республике активно поддерживаем эту тему, помогаем формироваться кооперативам, приобретать им оборудование. Собственно говоря, выделяем немаленькие ресурсы — счет идет на сотни миллионов рублей. В 2018 году будет закупаться оборудование для переработки молока, мяса, шерсти, ягод, фруктов и т.д. И люди на селе будут сами себя обеспечивать работой. Для Башкортостана это особенно актуально. У нас 38 процентов населения живет в селе. Ввиду того, что повышается производительность труда, высвобождаются рабочие руки, нам надо занимать их. Не секрет, что значительная часть таких высвободившихся людей уезжает на Север, на вахту, добывать там себе пропитание и зарплату. Нам надо наших граждан все-таки оставлять здесь.

Чтобы было понятно, о каком сегменте рынка идет речь: одних только личных подсобных хозяйств в 818 сельских поселениях Башкирии, а это более 4,3 тыс. населенных пунктов, насчитывается 508 тысяч. Прибавьте к ним еще 11,2 тыс. фермеров и индивидуальных предпринимателей, занятых переработкой, владеющих почти 60 процентами всех коров региона, и цифра получится внушительная во всех отношениях. Да мы просто обязаны завалить страну и пол-Европы качественной едой. Обязаны, но не можем. Почему?

— Работа такая велась и ранее, — дипломатично говорит вице-премьер, министр сельского хозяйства республики Ильшат Фазрахманов. — Только системного характера в этой работе не было.

Создавать кооперативы на селе начали на федеральном уровне еще в 1995 году, а в регионе — 12 лет назад. И создали. На бумаге получилось чуть более сотни. О том, что многие из них практически фиктивные, говорит хотя бы тот факт, что поддержку от государства в один год получили два кооператива, в другой — четыре. Аграрное ведомство региона признает, что реально действующих СПоК в Башкирии около сорока. Другие эксперты еще более пессимистичны — лишь десять. Нужно признать, что с 2006 года, когда зарегистрировались первые кооперативы, на налоговый учет поставлены 103, и почти 40 процентов из них — в прошлом году. Связан такой рост как раз с выходом работы на системный уровень, отмечают наши эксперты.

Республика разработала и скоро примет программу развития сельскохозяйственной потребительской кооперации до 2020 года. Она будет несколько отличаться от уже существующей федеральной. «Необходимо прописать в ней наши региональные особенности, — пояснили нам в республиканском минсельхозе. — Особенность программы еще и в наличии так называемых шагов, шести циклов, которые необходимо пройти, «притереться» друг к другу, выяснить, правильный ли выбор сделан».

Уже в этом году прогнозируется рост СПоК в регионе в два раза, в следующие два года их количество планируется довести до 450. Количество учредителей кооперативов вырастет до трех тысяч единиц — фермерских хозяйств, ЛПХ и т. п. (из расчета — по 5 — 20 основателей СПоК). В людских ресурсах — можно смело умножать на два-три. Таким образом, на селе могут скоро появиться более десяти тысяч рабочих мест, созданных самими селянами. Сейчас, правда, таких называют «самозанятыми» и ведут спор, как обложить их налогами. Что, конечно, не вызывает добрых чувств этих самых «самозанятых».

Первые усилия по организации СПоК прилагались сверху, обратная связь не заставила себя ждать: низы стали изъявлять желание к объединению. По крайней мере, в 43 районах уже созданы 297 инициативных групп, прорабатывающих открытие кооперативов. В республиканском реестре находится почти полторы тысячи анкет потенциальных кооператоров, сообщает Центр сельхозконсультирования. По статистике, больше всего желающих заняться сбором, хранением и переработкой мяса. На втором месте — сбор, хранение и переработка молока. Далее по убывающей — мед, переработка зерна, масличных культур, овощей…

Есть желающие объединиться на ниве сбора и переработки лекарственных трав. Одним словом, счастье или несчастье помогло, но процесс запустился. Возможно, сыграло роль и то, что консультантом программы выступает Всемирный банк, уже отметившийся в регионе удачным проектом поддержки местных инициатив. Пока на словах, но многие селяне выступают за объединение и создание доходогенерирующих проектов в своих деревнях. Как пойдет дело на самом деле, покажет время.

Ожидается, что федералы помогут кооперативам на 100 млн рублей, республика на каждый этот рубль подбросит еще три своих. Словом, финансовая подпитка ожидается неплохая. Необходимо учитывать, что участники кооперативов должны будут вложиться еще и своими средствами. Примерно, как и в программе поддержки местных инициатив, только речь здесь не о благоустройстве, а о создании реального бизнеса. И собрать они должны не менее 40 процентов от необходимого. Еще 60 процентов они смогут получить в виде грантов.

Наши эксперты отмечают, что главное в создании таких кооперативов — доверие его участников друг к другу. Можно сколь угодно пропагандировать объединение селян, но если они будут с недоверием относиться к товарищам — далеко такая машина не уедет.

— Еще важная деталь — наличие инициатора, который верит в начатое дело, готов создать и возглавить команду, объяснить ей необходимость тех или иных шагов, — говорит участник нашего «круглого стола» Расим Саитбатталов, руководитель потребкооператива «Агробазис», расположенного в Федоровском районе.

Кооператив возник летом 2015 года. В его состав вошли «Башкирский гусь», «Агросервис», восемь ЛПХ, аургазинский фермер И. Хисамутдинов, четыре ассоциированных члена и итальянская компания «Минарди». Основной вид деятельности — гусеводство и глубокая переработка мяса птицы: мясо замороженное, вяленое, копченое, субпродукты и полуфабрикаты, инкубационное яйцо, перопуховое сырье и готовые изделия из него.

— История создания кооператива уходит корнями глубже, — говорит Расим Саитбатталов. — Еще в 2011 году мы приступили к реализации собственной программы «Интеграция по гусеводству». Размещали у своих сельских партнеров, на частных подворьях, у фермеров гусят суточного возраста. За семь лет люди взяли на выращивание 310 тысяч гусят, вырастили более одной тысячи 530 тонн мяса. Всего мы заключили в 41 районе республики 2 тысячи 218 таких договоров. Чем не кооперация? И в такую работу ежегодно вовлекается до 500 партнеров по всей республике, а количество размещаемой на выращивание птицы перевалило в этом году за 70 тысяч голов.

По словам руководителя «Агробазиса», к программе стали проявлять интерес и за пределами республики. «У нас появились партнеры в Оренбургской, Челябинской областях, в Татарии, — говорит он. — Опыт заметили и на федеральном уровне. Агентство стратегических инициатив подготовило на нашем примере методические рекомендации, разместило их на своей онлайн-площадке».

Не обходится и без проблем. Попробовавшие себя в условиях СПоК люди приходят к выводу, что этот проект все еще филигранно не отработан. Есть много вопросов и по финансированию, и по техническому оснащению предприятий. «Мы прогнозировали потратить одну сумму, на самом деле получилось намного больше, — говорит Расим Саитбатталов. — Тормозящим моментом можно назвать и то, что заинтересованные в создании кооперативов люди в большинстве не имеют свободных финансов, необходимых для внесения в неделимый фонд. Поэтому важно расширить поддержку кооперации через привлечение банковских продуктов. Важно еще «на берегу» договориться с партнерами о пошаговой стратегии развития. У нас, к примеру, на начальном этапе возникли разногласия, где размещать оборудование. Возможно, это шло от недостатка доверия друг к другу. Поэтому к выбору партнеров нужно подходить ответственно».

Если у кого-то есть план выхода на зарубежные рынки, то участие в кооперации поможет. «В этом мы убедились на собственном опыте в ходе переговоров с итальянскими партнерами, — говорит Р. Саитбатталов. — Многие страны Европы прошли этот путь и сейчас лучше всего идут на контакты с кооперативами. На Западе «кооперация» — не ругательное слово. Вот и наши итальянские партнеры довольно быстро откликнулись на предложения сотрудничества, внесли средства в неделимый фонд. Сейчас мы активно обсуждаем дальнейшие пути развития СПоК, итальянцы покупают у кооператива по предоплате, по сути, частично финансируя производственный процесс, перопуховые полуфабрикаты».

Известный в республике коннозаводчик Хасан Идиятуллин признается, что сам в СПоК не вступал и пока не собирается. Однако тем или иным образом в работе многих из них участвует. «Произведенной продукцией, — объясняет он. — Нашу конину многие перерабатывают, получая добавленную стоимость».

— Почему сейчас нет особого рвения людей объединятся в кооперативы? — задает вопрос Х. Идиятуллин. И сам отвечает: — Потому что сильна генетическая память. За последние сто лет с нами столько опытов провели, что мало таких, кто захочет собственные средства в незнакомое дело вкладывать. В России уже была кооперация. После революции на территории нынешней Башкирии обрабатывали 3,5 — 4 млн га пашни. Чем? Лошадьми. Только для пахоты нужно было содержать около миллиона лошадей. А ведь это адский труд: запрячь, распрячь коня — столько времени уйдет только на этот процесс. Поля пропалывали вручную… Поэтому ту коллективизацию можно оценивать положительно, если опустить отдельные моменты в истории, такие как раскулачивание и другое. По крайней мере коллективизация в разы повысила производительность труда. Если рассматривать нынешнее объединение селян в этом аспекте, то эффект положительный будет получен. Однако для этого должно пройти немало времени, не год-полтора. Думаю, десятилетия. И это при том, что должны быть приняты новые законы, чтобы изменить существующее положение во многих отраслях экономики. К примеру, грех давать крестьянам кредиты под проценты. Аграрная отрасль высокорисковая: то дожди, то засухи, а то и цены обрушатся так, что рентабельности никакой. Ни в одной другой отрасли нет таких рисков. Призывать крестьян работать с кредитами — значит, обрекать их на высокий риск банкротства. Государство обязано полностью взять на себя субсидирование процентов, а крестьяне — выплачивать только основное тело долга. А когда госбанки хвалятся триллионными прибылями, меня охватывает недоумение: за счет кого? За счет беднеющего населения?

Хасан Идиятуллин считает, что тормозят кооперацию недостаток средств у людей, их недоверие к реформам и друг к другу, а также высокая волатильность на рынке продуктов. «Если цены на произведенное в течение сезона могут падать на 30 — 60 процентов, а у вас еще и кредит под процент, который становится удавкой на шее, то другой, глядя на вас, конечно, сто раз подумает, стоит ли открывать собственное дело, — говорит он. — Настоящих «буйных», в хорошем смысле слова, в сельском хозяйстве осталось немного. А ведь они двигают прогресс. Мы даже не рыбы, а молекулы в этой экономике, а акулы бизнеса делают с нами, с ценами все, что захотят. Снижают их для производителей, а на полках магазинов они только растут. Хвалимся, что за границу продали зерна на миллиарды долларов, а у самих производителей зерна — ветер в карманах гуляет».

По мнению директора Центра сельхозконсультирования РБ Ирика Сакаева, проблема заключается в слабых знаниях населения. «Мы только в феврале поговорили с 10 тысячами 266 людьми, — рассказывает он. — По всей республике проехались, 277 собраний провели. У людей есть желание изменить свою жизнь к лучшему, нельзя говорить, что у нас лентяи на селе живут. Они говорят, что могли бы заняться своим делом, но не знают, как открыться, куда вложиться, где продавать выращенное, собранное, переработанное. Не знают элементарных вещей, не говоря уже о тонкостях. При этом информация есть везде: мы разъясняем, в интернете опытом делятся… Но, видимо, только собственный опыт может служить мерилом выгодности или убыточности того или иного дела».

Ирик Сакаев рассказывает, что Центр сельхозконсультирования проводит в районах, населенных пунктах обучающие мероприятия, которые дают положительный эффект. После них находятся люди, которые начинают собирать документы для открытия кооператива, ищут партнеров.

— Одна женщина с северо-востока республики после такого собрания у них в деревне приехала на такое же в другой район, чтобы еще раз послушать и задать возникшие у нее вопросы, — рассказывает И. Сакаев. — После этого мы еще неоднократно общались, она ездила перенимать опыт к тем, кто уже работает. Нашла единомышленников, первоначальные средства и открывает СПоК. На северо-востоке и в Зауралье этот процесс, кстати, идет лучше. Причина, видимо, в том, что здесь местные власти уделяют ему больше внимания, да и программа развития этих субрегионов способствует активности населения.

По мнению Сакаева, только планомерная работа, агитация, показ положительных примеров позволят ускорить процесс.

— Никого насильно в кооперативы не загнать, — считает он. — Да и задачи нет, чтобы было как можно больше их, пусть даже фиктивных. Главное, изменить ситуацию на селе, чтобы люди дома открывали собственные производства, развивали их, оставляли по наследству детям как во всем цивилизованном мире. Человек должен четко представлять, чем хочет заняться. И понимать, есть ли у него силы, ресурсы для этого. Одних хотелок мало. Нужен какой-никакой опыт работы в той или иной сфере. Кооператив — своего рода клуб по интересам, нужно искать единомышленников. До 70 процентов успеха зависит от доверия к партнерам, готовности жертвовать временем, силами для общего дела. Прежде чем принять решение, ответьте себе на вопросы: готовы ли вы усердно работать, не завидуя успехам соседа? Готовы ли вкладывать первые полученные средства в дальнейшее развитие, а не пускать на потребление? Готовы ли нести ответственность в случае неудачи? Ведь всякая работа состоит из череды неудач, их преодоления, после чего и приходит успех. Кооперация — полная самостоятельность его участников и общая ответственность за результаты. Создавать кооператив лишь для получения госпомощи — значит, порождать коррупционные схемы.

Субсидии и гранты — лишь бонусы за хорошую работу, считает Радмир Салихов, директор по развитию предприятия «Крона» Кармаскалинского района. Оно аффилированно с известным сельхозпроизводителем «Шаймуратово» этого же района. Предприятия, известного своими новаторскими подходами к развитию, среди которых и способы внутрихозяйственного расчета, больше знаменитые как «шаймуратики». Развивало хозяйство и такие способы, как аренда скота: коровы находились на ферме в Кармаскалинском районе, а их хозяева по всей России, вплоть до Калининградской области. Хозяева «сдавали в аренду» хозяйству коров и получали дивиденды. Иными словами, если федоровцы раздавали партнерам гусят, кармаскалинцы сами брали коров в пользование.

«Крона» — хотя и отдельное юридическое лицо, но новаторство присуще и ему. «Мы не исключаем, что будем применять в расчетах криптовалюту, если увидим, что это несет определенную прибыль участникам нашего кооператива», — говорит Радмир Салихов.

По его словам, сейчас предприятие ведет подготовительную работу по открытию СПоК. Кармаскалинцы проводят собрания, обсуждают перспективы тех или иных направлений развития, формы участия членов будущего кооператива.

— Согласен, некоторый скепсис, а можно сказать, и страх перед будущим у населения присутствует, — говорит Радмир Салихов. — При этом больше он присущ людям зрелого возраста, если не сказать, пожилым. Молодые откликаются охотнее, только у них и средств нет, чтобы начать свое дело. Есть желание, а возможностей нет. Но мы уверены, что проект запустим, только на это уйдет полтора-два года, сейчас идет подготовительный процесс. И на быструю отдачу тоже не рассчитываем. Нужно время, чтобы раскрутиться, вывести продукт на рынок. Задумок много, раскрывать их не буду, мы активно сотрудничаем в Центром сельхозконсультирования. На рынок надо выходить если и не с эксклюзивным продуктом, то определенно с конкурентоспособным. Можно, к примеру, купить оборудование, собирать молоко, пакетировать его, мучиться с ним, не зная, кому продать… Это уже проходили, многие хозяйства пытались пакетировать молоко, а потом забросили оборудование. Нужно изучить рынок, найти в нем свободные ниши. К примеру, гидропонные корма. Это новое направление рынка, мало кем еще освоенное. Есть и другие направления, нужно только анализировать, а не мыслить старыми клише: посеял, собрал, продал, получил некоторую выгоду или убыток, зимой технику ремонтируем. Просвета нет в этой системе и будущего тоже. Будущее за кооперацией.

По информации газеты «Республика Башкортостан»

Постоянная ссылка на это сообщение: http://prt.pravitelstvorb.ru/?p=11830